Без рубрики

Антирадикальная и антиоксидантная активность экстрактов Phlojodicarpus sibiricus Steph. ex Spreng. (Apiaceae), Rhodiola rosea L., Rhodiola borealis Boriss. (Crassulaceae) и Lemna minor L. (Lemnaceae S.F. Gray)

ВОРОНОВ И.В.ФИЛИППОВА Г.В.ДАРХАНОВА В.Г.СТРОЕВА Н.С.ФЕДОРОВ И.А.ПРОКОПЬЕВ И.А.
DOI 10.31242/2618-9712-2019-24-4-11

Показать больше

Институт биологических проблем криолитозоны СО РАН
[email protected]

Поступила в редакцию 16.08.2019
Принята к публикации 23.10.2019

УДК 615.451.16:542.943

Информация для цитирования
Воронов И.В., Филиппова Г.В., Дарханова В.Г., Строева Н.С., Федоров И.А., Прокопьев И.А. Антирадикальная и антиоксидантная активность экстрактов трех видов лекарственных растений и ряски малой // Природные ресурсы Арктики и Субарктики. 2019, Т. 24, № 4. С. 127–135. https://doi.org/ 10.31242/2618-9712-2019-24-4-11

АННОТАЦИЯ:
Изучена эффективность антирадикального и антиоксидантного действия экстрактов вздутоплодника сибирского (Phlojodicarpus sibiricus Steph. ex Spreng), родиолы розовой (Rhodiola rosea L.), родиолы северной (Rhodiola borealis Boriss) и ряски малой (L. minor). Антиоксидантная активность экстрактов корней исследовались в зависимости от концентрации экстрагента (40 и 70%-е водно-этанольные смеси). Установлено, что в отношении DPPH и ABTS+ радикалов противорадикальная активность всех экстрактов составляла 90-99 %. Наиболее эффективными в гашении супероксид-радикала были экстракты корней R. borealis, R. rosea, надземных органов R. rosea и каллуса P. sibiricus. Все изученные экстракты P. sibiricus и R. rosea имели высокий уровень ингибирования NO-радикалов. Экстракты R. rosea якутской популяции превосходили по гашению NO-радикалов коммерческий препарат R. rosea и экстракты R. borealis. В моделях индуцированного ПОЛ высокая эффективность ингибирования свободно-радикального окисления отмечалась у 40%-х экстрактов корней R. rosea (54-59 %), R. borealis и P. sibiricus (34-36 %). В результате сравнения антирадикальной и антиоксидантной активности экстрактов в зависимости от концентрации экстрагента установлена наибольшая эффективность гашения радикалов 40%-ми водно-этанольными экстрактами. Показана возможность рассмотрения экстрактов исследованных растений в качестве средств снижения свободнорадикальной нагрузки на организм. Отмечено, что антиоксидантная активность экстрактов из корней и надземной части R. rosea, P. sibiricus и его каллуса была сравнима с коммерческими препаратами корней родиолы розовой и женьшеня, а также превосходила их в отношении ингибирования некоторых типов свободных радикалов.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: АНТИРАДИКАЛЬНАЯ И АНТИОКСИДАНТНАЯ АКТИВНОСТЬ, ЭКСТРАКТ, КАЛЛУС, PHLOJODICARPUS SIBIRICUS STEPH. EX SPRENG, RHODIOLA ROSEA L, RHODIOLA BOREALIS BORISS, LEMNA MINOR, ANTIRADICAL AND ANTIOXIDANT ACTIVITY, EXTRACT, CALLUS

Благодарности. Работа выполнена в рамках госзаданий ИБПК СО РАН по проектам № АААА-А17-117020110056-0 и АААА-А17-117020110055-3

Список литературы
  1. Gilca M., Stoian I., Atanasiu V., Virgolici B. The oxidative hypothesis of senescence // J. Postgrad. Med. 2007. N. 53(3). Р. 207–213.
  2. Poljsak B., Milisav I. Aging, oxidative stress and antioxidants // J.A. Morales-González (Ed.). Oxidative Stress and Chronic Degenerative Diseases. A Role for Antioxidants, Intech Open Access Publisher, Croatia. 2013. Р. 331–356 DOI: 10.5772/51609
  3. Oxidative stress, antioxidants, aging and disease / Cutler R.G., Packer L., Bertram J., Mori A. (eds) // Oxidative Stress and Aging. Molecular and Cell Biology Updates. Birkhäuser Basel. 1995. Р. 1–14. DOI.org/10.1007/ 978-3-0348-7337-6_1
  4. Ames B.N., Shigenaga M.K., Hagen T.M. Oxidants, antioxidants, and the degenerative diseases of aging // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1993. Vol. 90. Р. 7915–7922.
  5. Liu Z., Liu Yu., Liu Ch. et al. The chemotaxonomic classification of Rhodiola plants and its correlation with morphological characteristics and genetic taxonomy // Chem. Cent. J. 2013. N. 7. Р. 118–118.
  6. Ali Z., Fronczek F.R., Khan I.A. Phenylalkanoids and monoterpene analogues from the roots of Rhodiola rosea // Planta Med. 2008. N. 74. Р. 178–181. DOI: 10.1055/s-2008-1034288.
  7. Panossian A.,Wikman G., Sarris J. Rosenroot (Rhodiola rosea): traditional use, chemical composition, pharmacology and clinical efficacy // Phytomedicine. 2010. N. 7. Р. 481–493.
  8. Hohtola A. Bioactive compounds from northern plants // Adv. Exp. Med. Biol. 2010. Vol. 698. Р. 99–109. DOI: 10.1007/978-1-4419-7347-4_8
  9. Sun L., Isaak C.K., Zhou Y., Petkau J.C., Karmin O., Liu Y., Siow Y.L. Salidroside and tyrosol from Rhodiola protect H9c2 cells from ischemia/reperfusion-induced apoptosis // Life Sci. 2012. N. 91. Р. 151–158. DOI: 10.1016/j.lfs.2012.06.026.
  10. Lee M.W., Lee Y.A., Park H.M., Toh S.H., Lee E.J., Jang H.D., Kim Y.H. Antioxidative phenolic compounds from the roots of Rhodiola sachalinensis A. Bor // Arch. Pharm. Res. 2000. N. 23. Р. 455–458. DOI: 10.1007/ BF02976571
  11. Li Y., Pham V., Bui M., Song L., Wu C., Walia A., Uchio E., Smith-Liu F., Zi X. Rhodiola rosea L.: an herb with anti-stress, anti-aging, and immunostimulating properties for cancer chemoprevention // Curr. Pharmacol. Rep. 2017. N. 3(6). Р. 384–395. DOI: 10.1007/s40495017-0106-1
  12. Kuznetsova L.V., Mikhaleva L.G., Zakharova V.I. (Eds.) Atlas of Medical Plants of Yakutia // Medical Plants Used in Ethnomedicine. Yakutsk: Yakutian Scientific Center, 2005. V. 2. Р. 2–163.
  13. Пименов М.Г., Бабилев Ф.В., Никонов Г.К. Phlojodicarpus Turcz. и Libanotis L. как источники получения кумаринов со спазмолитической активностью // Растительные ресурсы. 1968. Т. 4, №. 4. С. 486–491.
  14. Громакова А.И., Исайкина А.П., Кривут Б.А., Вандышев В.В. Изучение содержания виснадина и дигидросамидина в сырье вздутоплодника сибирского // Хим.-фарм. журн. 1982. Т. 16, № 4. С. 60–66.
  15. Васильева О.Д. Вздутоплодник сибирский Phlojodicarpus Sibiricus (Steph. ex Spreng.) K.-Pol. в Якутии: Биология, интродукция, охрана: Дис. канд. биол. наук. Якутск, 2005. 170 с.
  16. Olennikov D.N., Fedorov I.A., Kashchenko N.I., Chirikova N.K., Vennos C. Khellactone Derivatives and Other Phenolics of Phlojodicarpus sibiricus (Apiaceae): HPLC-DAD-ESI-QQQ-MS/MS and HPLC-UV Profile, and Antiobesity Potential of Dihydrosamidin // Molecules. 2019 N. 24(12) P. 2286. DOI: 10.3390/molecules24122286
  17. Тихонов А.И. Выделение и химическое исследование флавоноидов растений семейства рясковых флоры СССР: Автореф. дис. канд. фарм. наук. М., 22 с.
  18. Маркова А. Травник: золотые рецепты народной медицины. М.: Эксмо; Форум, 2007. 928 с.
  19. Махлаюк В.П. Лекарственные растения в народной медицине. М.: Нива России, 1992. 477 с.
  20. Vladimirova I.N., Georgiyants V.A. Biologically active compounds from Lemna Minor S.F. Gray // Pharma. Chem. J. 2014. N. 47(11). Р. 599–601. DOI:10.1007/ s11094-014-1016-8
  21. Mareček V., Mikyška A., Hampel D., Čejka P., Neuwirthová J., Malachová A., Cerkal R. ABTS and DPPH methods as a tool for studying antioxidant capacity of spring barley and malt // J. of Cereal Science. 2017. N. 73. Р. 40–45. DOI: 10.1016/j.jcs.2016.11.004.
  22. Nishimiki M., Rao N.A., Yagi K. The occurrence of superoxide anion in the reaction of reduced phenazine methosulfate and molecular oxygen // Biochemical and Biophysical Research Communications. 1972. Vol. 46. Р. 849–853.
  23. Marcocci L., Packer L., Droy-Lefaix M.-T., Sekaki A., Gardes-Albert M. Antioxidant action of Ginkgo biloba extract EGb 761// Methods in Enzymology. 1994. Vol. 234. Р. 462–475.
  24. Рогожин В.В. Методы биохимических исследований. Якутск, 1999. 113 c.
  25. Мальцева Е.М., Егорова Н.О., Егорова И.Н., Мухамадияров Р.А. Антиоксидантная и антирадикальная активность in vitro экстрактов травы Sanguisorba officinalis L., собранной в различные фазы развития // Медицина в Кузбассе. 2017. Т. 16, № 2. С. 32–38.
  26. Решетников В.Н., Спиридович Е.В., Фоменко Т.И., Носов А.М. Растительная биотехнология – способ рационального использования биосинтетического потенциала // Наука и инновации. 2014. № 5 (135). С. 21–25.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.